Обращение взыскания единственного жилья: судебная практика

Обращение взыскания единственного жилья: судебная практика

На этом обсуждение вопроса можно было бы прекратить. Кредитор оказывается с неудовлетворенными полностью требованиями и вынужден довольствоваться малым или вообще ничем. Однако в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции есть случаи и способ толкования правовых норм, приводящих к возможности обращения взыскания на единственное жилье.

Все случаи предлагаю условно разделить на две группы. В первой – единственное жилье является предметом ипотеки по нецелевому кредиту (займу); во второй – единственное жилье не было передано в залог. Именно о первой группе пойдет речь.

Однако прежде чем делиться существующей практикой, напомним, что в Постановлении КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П разъяснено, что по-прежнему существует имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении единственного помещения.

Но формальное, недифференцированное его применение не соответствует тому балансу прав кредитора и должника в существующих общественных отношениях. Существующие изъятия в иммунитете установлены Федеральным законом от 16 июля 1998 г.

№ 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – закон об ипотеке).

По моему мнению, до недавнего времени повсеместно действовал подход, согласно которому обращение взыскания на единственное жилье, являющееся предметом ипотеки, было возможно только в случае целевого кредита (займа). Подобный подход основывался на толковании специальной нормы, содержащейся в п. 1 ст. 78 закона об ипотеке.

Между тем, в Определении СК по гражданским делам ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 80-В12-2 п. 1 ст. 78 закона он ипотеке был истолкован в совокупности с п. 2 ст. 6 и п. 1 ст. 50 этого же закона.

И был сделан вывод о том, что «обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того на какие цели предоставлен заем (кредит)), так и по ипотеке в силу закона; наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки (договорной или законной)». Указанные выводы содержатся и в более поздних судебных актах ВС РФ, например, в Определении ВС РФ от 6 августа 2013 г. № 24-КГ13-4.

Подобные выводы могут привести к тому, что в случае, если жилое помещение является предметом ипотеки (без разницы какой и в обеспечение какого обязательства), то обратить взыскание на единственное жилье становится возможно.

Следовательно, обращение взыскание, переход права собственности от должника на новое лицо, прекращение права пользования жилым помещением приводит к такому пониманию баланса интересов кредитора и должника, когда в выигрыше все же остается первый.

Должник же остается без жилья и на улице.

Можно было бы сказать, что вышеуказанное определение является лишь единичным случаем. Либо, что понимание выводов, изложенных в данной статье, неверное. Возможно и такое. Однако я вижу подтверждение изложенному и в других делах, о чем уже сообщил ранее, и не только в практике судов общей юрисдикции.

Помимо изложенного, этот же подход был обнаружен в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. по делу № А65-15362/2009-СГ4-39, когда суд прямо указал, что из п. 1 и п. 2 ст. 6, п. 1 ст.

50 закона об ипотеке следует, что «залогодержатель вправе обратить взыскание на квартиру, заложенную по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этой квартиры требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, причем независимо от того, на какие цели предоставлен заем (кредит); сам по себе факт наличия у гражданина-должника жилого помещения, являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не препятствует обращению взыскания на него, если оно обременено ипотекой. Пункт 1 ст. 78 закона об ипотеке регулирует лишь особенности прекращения права пользования жилым домом или квартирой при обращении залогодержателем взыскания на них в ситуации, когда дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение. Выводы судов о том, что положения указанного пункта устанавливают исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания помещения, переданного в ипотеку, ошибочны».

Ловкость рук и никакого мошенничества, наверное, так можно было бы подумать? Тем не менее, толкование правовых норм, допускающих изъятия в иммунитете и обращение взыскания на единственное жилье возможно. Хотя, напомним, что в Постановлении КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П о таком варианте толкования мы ничего не нашли.

На мой взгляд, такое толкование ст. 6, ст. 50, ст. 78 закона об ипотеке является спорным. Особо в контексте разъяснений КС РФ. Тем более, что суды признают ничтожность договора залога единственного жилья, заключенного в обеспечение обязательств по нецелевому кредиту, займу.

А значит, все-таки презюмируется приоритет конституционных прав должника и императивность ст. 446 ГПК РФ.

Однако на практике можно все может оказаться иначе, если суд не увидит различий в рассматриваемых делах и схожесть обстоятельств дела приведет к однозначному применению невыгодного для должника толкования.

Каждому участнику гражданского или арбитражного процесса стоит быть активными. Активными в нападении и защите.

Обращение взыскания единственного жилья: судебная практика

  • Гришко Антон Сергеевич — Адвокат, заместитель управляющего партнера
  • Ввиду того, что гражданский оборот в РФ с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.
  • Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

При этом существуют, как внесудебные способы (через судебного пристава-исполнителя), так и различные судебные способы (банкротство, обращение взыскания на жилые помещения и т.д.) обращения взыскания на имущество.

В данной статье рассматривается вопрос возможности обращения взыскания на жилое помещение, принадлежащее гражданину, которое для него является единственным жильем.

Обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации имущества.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество (включая долю должника в имуществе, которое находится в общей собственности), за исключением имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание.

Таким образом, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан взыскание не может быть обращено на имущество, указанное в законе.

Согласно ст.

446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину на праве собственности, в частности, на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом помещении должника, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ).

А также не может быть обращено взыскание на земельные участки, на которых расположены объекты, перечисленные в п. 1 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ).

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Т.е. законодатель на сегодняшний день выработал четкую дефиницию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

14 мая 2012 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 11-П, в котором не признал положения ст. 446 ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище.

Кроме того, Конституционный суд РФ подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, вопреки расхожим толкованиям, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье: Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Конституционный Суд РФ в своем Определении последовательно указал, что положения ст.

446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту Конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Т.е. по сути Конституционный Суд РФ признал, что если с гражданином-должником в его единственном жилье проживают лица, находящиеся на иждивении, например, несовершеннолетние или инвалиды, то обратить взыскание на такое имущество невозможно.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю исходя из Конституции РФ, и с учетом правовых позиций, изложенных в нем (Постановлении), в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи». Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

Источник: https://lawsexp.com/juridicheskie-sovety/obrashhenie-vzyskanie-na-edinstvennoe-zhile.html

Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на жилье — новости Право.ру

Можно ли изъять у должника единственное жилье, если другого имущества у него нет? Если можно, то как это сделать? Вправе ли суд признать за взыскателем право собственности на указанное помещение? Суды двух инстанций по-разному отвечали на эти вопросы, пока на помощь не пришел Верховный суд.

Читайте также:  Неисполнение исполнительного листа должником ответственность: решение суда, меры, как бороться, уклоненение, неизвещение, предъявление, сведения, очередность погашения

Ирина Шинкарева* взяла у Игоря Солодовкина* взаймы под проценты 3 млн руб. Этот заём был подтверждён свидетельством Шинкаревой о праве на наследство по закону. В установленный срок Шинкарева долг не вернула, и Солодовкин обратился в суд. Прикубанский районный суд г. Краснодара вынес решение о взыскании с заемщика 3 455 027 руб. займа и процентов. В отношении Шинкаревой было возбуждено исполнительное производство, однако имущества, на которое может быть обращено взыскание, выявить не удалось. В связи с этим исполнительное производство было окончено, а исполнительный лист возвращён взыскателю. 

Тогда Солодовкин обратился в суд с иском об обращении взыскания на наследство Шинкаревой – квартиру. Он полагал, что эта квартира выступала обеспечением исполнения обязательств. Шинкарева, напротив, оспаривала заключение договора залога.

Она указывала, что из буквального содержания расписки о получении займа не следует залог объекта недвижимого имущества, не указан предмет ипотеки, его оценка, не проводилась и предусмотренная законом государственная регистрация залога.

 

Прикубанский районный суд г. Краснодара отказал Солодовкину в иске. При этом суд исходил из того, что спорное жилое помещение является единственным пригодным для проживания, а значит, на него не может быть обращено взыскание.

  • ИСТЕЦ: Игорь Солодовкин*
  • ОТВЕТЧИК: Ирина Шинкарева*
  • СУД: Верховный суд РФ
  • ДЕТАЛИ: Иск об обращении взыскания на квартиру
  • РЕШЕНИЕ: Отменить апелляционное определение, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции

Краснодарский краевой суд отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил иск Солодовкина. Он не просто постановил передать квартиру взыскателю и признать за ним право собственности на нее, но и взыскал с Солодовкина в пользу Шинкаревой 1 140 974 руб.

разницы между суммой взысканной задолженности и стоимостью квартиры, определенной на основании товароведческой экспертизы.

При этом судебная коллегия исходила из того, что Шинкарева в расписке подтвердила заём наследственным имуществом, то есть фактически указала это жилое помещение как залог. 

Когда дело дошло до Верховного суда, тот обратил внимание на следующее: залогодержатель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства приобретает не предмет залога, а право получить удовлетворение из стоимости предмета залога, который с этой целью реализуется.

Следовательно, по закону обращение взыскания на жилье должно осуществляться путём его продажи с публичных торгов с определением начальной продажной цены.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла этого и вынесла определение о передаче квартиры в собственность Солодовкина минуя публичные торги, что недопустимо.

 Конечно, в некоторых случаях удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству может осуществляться путём передачи предмета залога в собственность залогодержателя (п. 1 ст. 334 ГК), однако апелляция не указала на этот случай.

Она также не привела закон, которым руководствовалась, передавая предмет залога залогодержателю.  Кроме того, по мнению ВС, апелляция должна была установить характер возникших между сторонами правоотношений и характер взятых на себя сторонами обязательств. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (№ 18-КП 7-216). В настоящее время дело еще не рассмотрено.

«Отмененное апелляционное определение вызывает, по меньшей мере, недоумение. Здесь усматривается довольно явное нарушение положений закона, устанавливающих порядок обращения взыскания на жилое помещение и требования к форме залога недвижимости. С другой стороны, с сугубо житейской точки зрения сложившаяся ситуация представляется несправедливой.

Вероятно, этим и обусловлено то обстоятельство, что в первую очередь ВС обратил внимание именно на нарушение порядка обращения взыскания на предмет залога, и лишь после этого относительно мягко поставил под сомнение оформление залоговых отношений», – отметил партнер Dentons к. ю. н. Роман Зайцев.

«Обращает на себя внимание то, что на уровне апелляции принято явно неправосудное решение. ВС подтвердил, что, во-первых, ипотека не может возникать из расписки (наоборот, закон требует соблюдения письменной формы для договора ипотеки), и, во-вторых, предмет ипотеки должен реализовываться на торгах, если только закон не устанавливает иных опций.

Примечательно, что суд вообще никак не высказался по поводу отсутствия госрегистрации ипотеки.

Этому можно найти два объяснения: либо выявленные нарушения формы договора и порядка реализации заложенного имущества были настолько вопиющими, что внимания судей на государственную регистрацию уже не хватило, либо принцип публичной достоверности реестра ЕГРН утрачивает весомость при разрешении споров о праве на недвижимость», – заявил партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев. 

Обращение взыскания единственного жилья: судебная практика

Выводы ВС в части отсутствия залога соответствуют сложившейся правоприменительной практике. Вместе с тем квартира явно была упомянута в расписке именно для обеспечения обязательств заемщика.

И пусть в силу отсутствия регистрации залог не возник, все же суду нужно было исследовать вопрос о том, не было ли другого обеспечительного механизма. Ведь в ст.

329 ГК не определены способы обеспечения обязательств, что открывает возможность участникам гражданского оборота самостоятельно конструировать различные обеспечительные конструкции.

Адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская

Источник: https://pravo.ru/story/201127/

Единственное жилье должника: революция в обращении взыскания ?

Обращение взыскания единственного жилья: судебная практика

Закрепление в Гражданском процессуальном кодексе РФ нормы о невозможности обращения взыскания на единственное жилье должника породило множество практических проблем. Особенно эта ситуация обострилось после включения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» главы о банкротстве физических лиц.

Суды столкнулись с ситуацией, когда зачастую невозможно соблюсти баланс интересов в отношениях «кредитор — должник».

С одной стороны выносятся решения о взыскании с физических лиц денежных средств, с другой стороны большую часть таких решений невозможно исполнить, потому что у должника нет средств и имущества, на которое можно обратить взыскание, а на единственное жилье законодатель распространяет имущественный (исполнительский) иммунитет.

Но как быть с дорогостоящим жильем должников — оставить им в собственность? Или со злоупотреблениями банкротов в отношении своих активов? Еще пару недель назад перспектива решения этой проблемы в российской правоприменительной практике представлялась отдаленной, но сразу два события конца ноября пролили свет на сложный вопрос единственного жилья. Сначала Верховный Суд вынес решение, указав, что единственное жилье, принадлежащее банкроту, может быть продано для погашения долгов. А затем Минюст РФ кардинально доработал свой законопроект об изъятии единственного роскошного жилья.

Впрочем, обо всем по порядку… Еще в 2012 году Конституционный Суд РФ вынес постановление, указав, что имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений обоснован, поскольку нацелен на соблюдение значимого социального права — права на жилище.

Вместе с тем КС РФ подчеркнул, что жилое помещение должно быть разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности человека в жилище (Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.

2012 N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Но в дальнейшем, на основании этого Постановления, законодатель не установил пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению.

Это негативно сказывается на правах кредиторов, которые лишены реальной возможности получить удовлетворение за счет реализации излишков жилого помещения.

Что делать если единственное жилье по площади превышает социальные нормы в десятки раз, а долги перед кредиторами огромны?

В научной и профессиональной среде высказывались различные точки зрения. Одни предлагают переселение, раздел жилого помещения в натуре и обращение взыскания на его часть (Демкина А., Муршудова В.М. Кызы. Пределы имущественного иммунитета ( ЭЖ-Юрист. 2014. N 30. С.

1, 3), другие — отчуждение жилья с выплатой должнику части вырученных денежных средств (Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? ) Закон. 2013. N 10. С.

111 – 124), третьи — передачу кредитору в собственность части жилого помещения должника и т.д.

Судья Волгоградского областного суда, кандидат юридических наук, доцент Зарубин А.В.

считает, что серьезного внимания заслуживают только два способа: 1) выдел части жилого помещения в натуре; 2) дробление права с обращением взыскания на вновь образованную долю (Зарубин А.В.

Дробление права собственности на жилое помещение помимо воли собственника и обращение взыскания на вновь образованную долю )( Российский судья. 2017. N 10. С. 9 – 13).

А.В. Егоров, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права им. С.С.

Алексеева при президента РФ, предлагает для устранения откровенной несправедливости производить продажу единственного жилого помещения, явно несоразмерного для удовлетворения жилищной потребности должника и членов его семьи, выделять разумную сумму для приобретения замещающего жилого помещения (Егоров А.В. Процедура банкротства граждан-предпринимателей. Семь проблемных вопросов практики) ( Арбитражная практика. 2014. N 12. С. 40).

Cобственно законодатель тогда не заставил себя долго ждать, была предложена новая редакция абз. 1 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ, которая предусматривает возможность отчуждения всего имущества и предоставления должнику части вырученных средств, достаточных для приобретения иного пригодного жилья (Проект федерального закона N 175340-6 «О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред., внесенной в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 21 ноября 2012 г.) (СПС «Консультант Плюс»). Данный законопроект был внесен в Государственную Думу РФ, но 15 ноября 2017 был отклонен.

9 января 2017 года Министерство юстиции РФ вынесло на общественное обсуждение законопроект, который дает возможность обращать взыскание на единственное жилье должника.

Так, продавать единственное жилье должника предлагалось при соблюдении двух условий: если площадь помещения в два раза превышает законодательно утвержденную норму для должника и его семьи, а стоимость — двукратную стоимость жилого помещения, которое полагается им по закону.

При этом у должника не должно быть денег и иного имущества, которое можно было бы продать для возврата задолженности.

Остаток вырученных за жилье средств после погашения долга предлагалось возвращать должнику (Проект Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 30.12.2016) (СПС «Консультант Плюс»).

Источник: http://www.jbi-group.ru/analytics/analysis_practice_bankruptcy/edinstvennoe-zhile-dolzhnika-revolyutsiya-v-obrashchenii-vzyskaniya-/

Обращение взыскания по долгам на единственное жилье

Ввиду того, что гражданский оборот в РФ с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.

Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

При этом существуют, как внесудебные способы (через судебного пристава-исполнителя), так и различные судебные способы (банкротство, обращение взыскания на жилые помещения и т.д.) обращения взыскания на имущество.

В данной статье рассматривается вопрос возможности обращения взыскания на жилое помещение, принадлежащее гражданину, которое для него является единственным жильем.

Обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации имущества.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество (включая долю должника в имуществе, которое находится в общей собственности), за исключением имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание.

Таким образом, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан взыскание не может быть обращено на имущество, указанное в законе.

Читайте также:  Первоначальный взнос на ипотеку: что это такое, каков минимальный размер

Согласно ст.

446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину на праве собственности, в частности, на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом помещении должника, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ).

А также не может быть обращено взыскание на земельные участки, на которых расположены объекты, перечисленные в п. 1 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ).

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Т.е. законодатель на сегодняшний день выработал четкую дефиницию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

14 мая 2012 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 11-П, в котором не признал положения ст. 446 ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище.

Кроме того, Конституционный суд РФ подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, вопреки расхожим толкованиям, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье: Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Конституционный Суд РФ в своем Определении последовательно указал, что положения ст.

446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту Конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Т.е. по сути Конституционный Суд РФ признал, что если с гражданином-должником в его единственном жилье проживают лица, находящиеся на иждивении, например, несовершеннолетние или инвалиды, то обратить взыскание на такое имущество невозможно.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю исходя из Конституции РФ, и с учетом правовых позиций, изложенных в нем (Постановлении), в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи». Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

Источник: https://www.gestion.ru/news/articles/obrashchenie-vzyskaniya-po-dolgam-na-edinstvennoe-zhile/

Изъятие единственного жилья: новое в ГПК РФ

Очередной новостью является доработка законопроекта об изъятии единственного жилья у должников. При этом действие закона, как предполагается на текущий момент, не будет распространяться на должников ЖКХ и должников по кредитам.

Действие закона распространяется на неисполнение принятых на себя обязательств на сумму свыше 200 000 рублей. Также предусмотрено законом, что вместо принадлежащего должнику жилья, на которое будет обращено взыскание, должник приобретет меньшее по площади жилье, пригодное для проживания. После реализации жилья должника ему будет возвращена оставшаяся после погашения долга сумма для приобретения другого жилья, либо органы местного самоуправления предоставят ему другое.

Что спровоцировало?

Законопроект начал разрабатываться в 2012 году после решения Конституционного суда от 14 мая 2012 года по жалобе граждан, которые оспорили законность запрета в ГПК РФ обращать взыскание на единственное жилье.

Принимая решение, КС согласился с тем, что положение о запрете не должно распространяться на случаи, когда размер жилья должника значительно превышает установленные нормы.

При этом суд решил, что стоимость жилья должника значительна и может погасить долг без ущерба конституционным правам должника, предусмотренным ст. 40 Конституции РФ.

Суд обязал внести изменения в законодательство, устранив нарушение баланса интересов должника и взыскателя. Также в далеком 2007 году Конституционный суд РФ признал не соответствующим Конституции запрет обращать взыскание на земельные участки должника.

Что подлежит продаже?

Однако продаваться будут все-таки не все объекты недвижимости. В эту категорию попадут только те, размер которых в 2 раза превышает установленную законодательством РФ норму предоставления площади жилого помещения и при этом составляет не менее 36 кв.

м на одного человека.  По России средняя норма колеблется от 12 до 16 кв. м на члена семьи.

Кроме того, вторым условием будет являться требование к стоимости жилья, она также должна в 2 раза превышать стоимость жилого помещения, соответствующего норме предоставления площади на одного человека.

Статья ГПК РФ

Также измененная ст. 447 ГПК РФ будут разъяснять порядок исполнения решения по изъятию единственного жилья. Не подлежит изъятию жилье, находящееся в ипотеке, жилье может изыматься только по решению суда, при наличии заявления кредитора или судебного пристава-исполнителя.

Предполагается, что срок исполнения таких решений не будет превышать 2 месяца.

Взыскатель обязан до продажи объекта недвижимости предоставить должнику и членам его семьи иное жилое помещение «с сохранением права собственности за взыскателем до полной оплаты стоимости предоставляемого им жилого помещения за счет денежных средств, вырученных от реализации принадлежащего гражданину-должнику жилого помещения».

При вынесении решения суд должен определить минимальную сумму для приобретения иного пригодного жилья. Суду предписывается соблюдать принцип соразмерности обращения взыскания требованиям должника.

Требования будут считаться несоразмерными в том случае, если сумма для приобретения жилья составит более 50 % стоимости его прежнего жилья или сумма неоплаченного долга составляет менее 200 000 рублей. Не забыли и о земельных участках, на которых расположены жилые помещения. Обратить взыскание на участок возможно будет в том случае, если его площадь превышает размер, необходимый для использования имеющегося на нем жилого строения.

Порядок реализации

В отношении жилых помещений будет введен ряд ограничений, в частности будут наложен запрет по регистрации граждан в таких помещениях, за исключением несовершеннолетних детей.

По истечении недели с момента вступления в силу определения об обращении взыскания на единственное жилье пристав с согласия должника обязан предложить взыскателю приобрести другое жилье по цене, указанной в решении суда.

В том случае, если должник не желает или взыскатель уклоняется от заключения договора на покупку нового жилья должнику, спорное жилье выставляют на торги в течение 10 дней с начальной ценой в размере, определенной судом для покупки нового жилья.

Повторные торги проводятся при снижении от первоначальной цены на 5 %. В случае если жилье не продается после повторных торгов, оно снова возвращается должнику. Последующее обращение взыскания только по истечении 12 месяцев с даты вторичных торгов. Если должник не приобретет новое жилье на предоставленную сумму по решению суда в течение 3 месяцев, денежные средства поступят в местный бюджет, в этом случае администрация обязана в течение 2 месяцев самостоятельно реализовать денежные средства и предоставить жилье должнику.

  • Также суд имеет право увеличить минимальную сумму, необходимую на приобретение подменного жилья, до 20 %.
  • Если подменное жилье приобретено, должник должен в течение 14 дней заселиться в него.

Что поможет решить?

Пожалуй, в этом законопроекте есть и положительные моменты. Путем реализации закона можно будет бороться со злостными неплательщиками алиментов.

Действия по наложению взыскания на единственное жилье должника будут распространяться «на обеспечение возмещения вреда причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца и возмещению ущерба, причиненного преступлением, независимо от времени возникновения указанных требований».

Доброе дело вроде, но каждый случай индивидуален и рассматривать его нужно всесторонне.

А с нашими чудотворцами-исполнителями таких дел наворотить можно, не разгребешь!

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/487491/

Квартира за долги. Верховный суд разъяснил, как взыскать долговые деньги с владельца жилья

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела решение своих коллег по спору о взыскании долга. Верховный суд, изучив дело, ответил на вопрос, который волнует немало людей — а можно ли забрать у должника единственное жилье, если другого имущества у него нет? И если забрать жилье можно, то как это сделать, на нарушая закон?

Наша история началась в Краснодаре. Там некая гражданка взяла у знакомого взаймы под проценты 3 миллиона рублей. Заем подтверждало приложенное к расписке свидетельство о праве этой гражданки на наследство по закону. Наследством должна была стать квартира.

Но в жизни заемщицы что-то пошло не так, и долг она в оговоренный срок не вернула. Постоянные напоминания о долге также ничего не дали. Тогда ее кредитор отправился в суд.

Он просил суд в исковом заявлении взыскать с гражданки сумму долга и проценты. Такое решение — удовлетворить иск, судом было принято. Когда оно вступило в законную силу, было возбуждено исполнительное производство.

Но вот имущества, на которое может быть обращено взыскание, обнаружить так и не удалось.

Поэтому исполнительное производство было окончено, а исполнительный лист возвращен взыскателю. Все труды оказались напрасны — положительно решение суда ничего не изменило.

Тогда обиженный кредитор снова пошел в суд. На этот раз с иском «об обращении взыскания на наследство» своей должницы. Ведь она же прилагала недвижимость как обеспечение возврата долга — свидетельство на наследство квартиры. Нет денег — пусть отдает квартирой.

Должница со своей стороны стала оспаривать заключение договора залога. По ее словам, из буквального содержания расписки о получении займа совсем не следует, что деньги она брала под залог «объекта недвижимого имущества». По мнению гражданки, там ведь не указан предмет ипотеки, его оценка, не проводилась и предусмотренная законом государственная регистрация залога.

Иск, расcтроенного таким поворотом дела кредитора, рассматривал Прикубанский районный суд Краснодара. И он кредитору в иске отказал. Суд в своем отказном решении исходил из того, что спорное жилье «является единственным пригодным для проживания», а значит, на него не может быть обращено взыскание.

  • Краснодарский краевой суд, куда пожаловался проигравший, отменил решение суда первой инстанции и пошел навстречу требованиям гражданина.
  • Залогодержатель в случае неисполнения обязательства приобретает не предмет залога (в нашем случае квартиру), а право получить свое из стоимости предмета залога, который для этого продается
  • Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не просто постановила передать квартиру взыскателю и признать за ним право собственности на нее.

Апелляция еще и взыскала с гражданина в пользу должницы 1 140 974 рублей разницы между суммой взысканной задолженности и стоимостью квартиры, определенной на основании товароведческой экспертизы. При этом судебная коллегия исходила из того, что дама-должница в расписке сама подтвердила заем своим наследственным имуществом, то есть фактически указала это жилое помещение как залог.

На этот раз обжаловать решение суда кинулась проигравшая сторона. И пожаловалась в Верховный суд. Когда дело дошло до Судебной коллегии по гражданcким делам Верховного суда РФ, куда пожаловалась должница, то его Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на следующее важное обстоятельство.

Читайте также:  Отношение дебиторской задолженности к совокупным активам

Оно звучит следующим образом. Сам залогодержатель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства приобретает не предмет залога (в нашем случае это оказалась квартира), а право получить удовлетворение из стоимости предмета залога, который с этой целью реализуется.

Следовательно, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, по закону обращение взыскания на жилье должно «осуществляться путем его продажи с публичных торгов с определением начальной продажной цены».

Но коллеги судей Верховного суда — судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла этого важнейшего обстоятельства и вынесла решение о передаче квартиры в собственность гражданина-кредитора, минуя публичные торги.

А это по закону недопустимо. Конечно, в некоторых случаях удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству может «осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя». Верховный суд напомнил, что об этом говорит пункт 1 статьи 334 Гражданского кодекса РФ. Но в нашем случае апелляция — Краснодарский краевой суд — не указала на это.

Еще один серьезный момент, который был подчеркнут Верховным судом РФ в этом деле.

Апелляция в своем решении также не привела закон, которым руководствовалась, когда передавала предмет залога, то есть квартиру должницы нашему кредитору.

Кроме того, по мнению Судебной коллегии Верховного суда РФ, апелляция должна была установить характер возникших между сторонами этого спора правоотношений и разобраться с характером взятых на себя сторонами обязательств. Проще говоря, посмотреть, что было предложено в залог получения кредита и могла ли наследственная квартира быть таким залогом. А если могла, то какие условия должны быть соблюдены.

  1. Не менее важен и главный момент — что получает в таких случаях кредитор, настоящее жилье в виде готовой квартиры или только компенсацию от проданной на торгах жилплощади.
  2. Разъяснение таких тонких моментов может оказаться полезно гражданам, которые дают деньги под залог или сами ищут нужные им суммы, предлагая в качестве того же залога разнообразные варианты недвижимости.
  3. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение.

Источник: https://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28595/

Единственное жилье должника: революция в обращении взыскания? / МНЕНИЕ

Партнер JBI Group Олег Проскурин:

— Особенно это обострилось после включения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» главы о банкротстве физических лиц.

Суды столкнулись с ситуацией, когда зачастую невозможно соблюсти баланс интересов в отношениях «кредитор — должник». С одной стороны, выносятся решения о взыскании с физических лиц денежных средств.

С другой стороны, большую часть таких решений невозможно исполнить, потому что у должника нет средств и имущества, на которое можно обратить взыскание.

А на единственное жилье законодатель распространяет имущественный (исполнительский) иммунитет.

Но как быть с дорогостоящим жильем должников — оставить им в собственность? Или со злоупотреблениями банкротов в отношении своих активов? Еще пару недель назад перспектива решения проблемы в российской правоприменительной практике представлялась отдаленной.

Но сразу два события конца ноября пролили свет на тяжелый вопрос единственного жилья. Сначала Верховный Суд вынес решение, в котором указал, что единственное жилье, которое принадлежит банкроту, может быть продано для погашения долгов.

А затем Минюст РФ кардинально доработал свой законопроект об изъятии единственного роскошного жилья.

Впрочем, обо всем по порядку. Еще в 2012 г. Конституционный Суд РФ вынес постановление, в котором указал, что имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений обоснован, поскольку нацелен на соблюдение значимого социального права — права на жилище.

Вместе с тем КС РФ подчеркнул, что жилое помещение должно быть разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности человека в жилище1. Но в дальнейшем, на основании этого Постановления, законодатель не установил пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению.

Это негативно сказывается на правах кредиторов, которые лишены реальной возможности получить удовлетворение за счет продажи излишков жилого помещения.

Что делать, если единственное жилье по площади превышает социальные нормы в десятки раз, а долги перед кредиторами огромны?

В научной и профессиональной среде высказывались различные точки зрения.

Одни предлагают переселение, раздел жилого помещения в натуре и обращение взыскания на его часть2, другие — отчуждение жилья с выплатой части вырученных денежных средств3, третьи — передачу кредитору в собственность части жилого помещения должника и т.д.

  • Судья Волгоградского областного суда, кандидат юридических наук, доцент Алексей Зарубин считает, что серьезное внимание заслуживают только два способа:
  • 1) выдел части жилого помещения в натуре;
  • 2) дробление права с обращением взыскания на вновь образованную долю4.

Андрей Егоров, первый зампредседателя совета Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при президента РФ, предлагает для устранения откровенной несправедливости производить продажу единственного жилого помещения, явно несоразмерного для удовлетворения жилищной потребности должника и членов его семьи, выделять разумную сумму для приобретения замещающего жилого помещения5.

Собственно, законодатель тогда не заставил себя долго ждать, была предложена новая редакция абз. 1 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, которая предусматривает возможность отчуждения всего имущества и предоставления должнику части вырученных средств, достаточных для приобретения иного пригодного жилья6. Данный законопроект был внесен в Государственную Думу ФС РФ, но 15 ноября 2017 г. был отклонен.

9 января 2017 г. Министерство юстиции РФ вынесло на общественное обсуждение законопроект, который дает возможность обращать взыскание на единственное жилье должника.

Так, продавать единственное жилье должника предлагалось при соблюдении двух условий: если площадь помещения в два раза превышает законодательно утвержденную норму для должника и его семьи, а стоимость — двукратную стоимость жилого помещения, которое полагается им по закону. При этом у должника не должно быть денег и иного имущества, которое можно было бы продать для возврата задолженности. Остаток вырученных за жилье средств после погашения долга предлагалось возвращать должнику7.

Поэтому анализ судебной практики показывает, что в делах о банкротстве физических лиц, судьи по-прежнему выносят решения в пользу должника.

Так, например, предложения кредиторов о внесении на депозит суда денежных средств для последующего приобретения должнику жилого помещения или приобретении должнику недвижимого имущества за счет дополнительно привлеченных денежных средств (кредитора) отвергаются судом со ссылкой на Закон о банкротстве8.

Что изменилось сейчас?

22 ноября 2018 г. Верховный Суд вынес решение по делу, в котором указал, что единственное жилье, которое принадлежит лицу, признанному банкротом, может быть продано для погашения долгов.

В этом деле учитывались следующие обстоятельства:

  1. На протяжении 10 лет судебного разбирательства должник не производил ни одной добровольной выплаты. Единственное жилье передал своей жене по соглашению о разделе имущества, после чего та же подарила ее дочери. Это позволило признать эти сделки недействительными;
  2. Единственное жилье, на которое возможно было обратить взыскание, представляет собой трехэтажную пятикомнатную квартиру площадью 198 кв. м.

Также ВС РФ отметил, что инициировав процедуру банкротства, должник злоупотребил правом, так как его целью был уход от долгов, а единственное жилье исключается из конкурсной массы.

Это дело связано с злоупотреблениями должника, которых не мало вскрывается в процедурах банкротства физических лиц. И здорово, что ВС РФ наконец отреагировал не формально, применив ограничения, несмотря на размеры и стоимость недвижимости, а с учетом конкретных обстоятельств дела: роскоши и вывода активов.

Но что делать с долгами «честных» банкротов, у которых единственным жильем остается достаточно дорогостоящая недвижимость?

Ответить на этот вопрос попытался Минюст РФ, существенно доработав свой первоначальный законопроект об изъятии единственного роскошного жилья. Что же он предлагает?

1. Изъятие жилья только в рамках процедуры банкротства.

Тем самым уже «отсекаются» небольшие долги (ЖКХ, бытовые займы, например) – ведь банкротство вещь недешевая, а инициирующий процедуру кредитор должен иметь долг более 500 тыс. руб.

Процедурой, в которой возможно изъятие, может быть только «реализация», а значит, время на «подготовку изъятия» может уйти не менее полугода (без учета времени на «просуживание» долга), если, конечно, с заявлением о признании банкротом и введении реализации не обратится сам должник.

2. Законопроект распространяется на все виды долгов, а не только на алименты и возмещение вреда, как обещали ранее в министерстве. Можно предположить, что законопроект выгоден достаточно крупным кредиторам, например, банкам.

Изъять будет можно, если размер требований «соразмерен стоимости спорного жилища» — предполагается, что размер долга должен быть более 1 млн руб. либо более 5% от стоимости недвижимости.

Остается вопрос – что будет с другими конкурсными кредиторами, не попадающими под эти критерии.

3. Критерии «роскошности» жилья.

В этом проекте критерии «роскошности» жилья  размыты: пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн руб., либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв. м.

Бремя доказывания «роскошности» — на заявителе, которым может быть арбитражный управляющий либо кредитор.

4. Гарантии для должника.

Предполагается, что суд при разрешении спора об изъятии будет принимать во внимание число проживающих совместно с должником и «иные обстоятельства», как вариант — наличие несовершеннолетних или нетрудоспособных.

Кроме того, гарантии касаются и минимальной площади обменного жилья: на каждого члена семьи должно приходиться не менее 10 кв. м. жилой площади и 20 кв. м. общей, количество изолированных комнат — не менее половины числа членов семьи.

Не должна ухудшиться доступность садиков, школ, больниц для детей и нетрудоспособных иждивенцев должника. Суд может определить также дополнительные критерии с учетом места работы и учебы, заболеваний членов семьи и иных обстоятельств.

Кредитор и финансовый управляющий должны обеспечить возможность участия должника и членов его семьи в просмотре нового жилья.

  1. Кроме того, проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности, беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни.
  2. Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки — достанутся должнику.
  3. Но, разумеется, самой главной гарантией должнику является обеспечение должника более скромным жильем, собственно отсутствие механизма которого и тормозит развитие этого института реализации.

Кредитор (или кредиторы) за счет конкурсной массы или при ее отсутствии за свой счет должны будут еще до продажи купить должнику взамен другое, более скромное жилье. Видимо, суд будет утверждать и требования к этому жилью: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное.

Добавлю также, что гарантии нужны не только должнику, но и кредитору, который до реализации конкурсной массы, фактически должен еще «потратиться» на должника.

Варианты финансирования кредиторами процедуры банкротства, например, для сохранности конкурсной массы, не новы и давно применяются, но тут размер финансирования и соотношение с долгом, а, следовательно, и риски для кредитора — другие. Финансовым механизмом могла бы быть прямая покупка кредитором.

Но как быть, если кредиторов несколько? Депозит суда или на худой конец специальный счет арбитражного управляющего – эти и многие другие вопросы предстоит решать законодателю.

Остается надеяться, что этот законопроект не заставит себя еще долго ждать и соответствующие изменения будут в Законе о банкротстве.

В их же отсутствие рискну предположить, что практика об изъятии единственного жилья, подобная постановлению Верховного Суда РФ от 22 ноября 2018 г.

, будет появляться все чаще, и у кредиторов появится дополнительная возможность оспаривать действия должника, ссылаясь на его недобросовестность. Как будет складываться судебная практика, покажет время.

Источник: https://rostov.dk.ru/news/edinstvennoe-zhilie-dolzhnika-revolyutsiya-v-obraschenii-vzyskaniya-237114961

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector